Головна Герои Многие из тех, которые защищали или продолжают борьбу на востоке Украины есть...

Многие из тех, которые защищали или продолжают борьбу на востоке Украины есть жовкивчане

329
0

Война … Это слово когда мы слышали несмотря кинофильмы, или читая учебники. И воспринимали, как обычное слово, не оказывая ему какого-то особого значения. Иногда, еще в детстве, играли в «войнушку». Мы даже не подозревали, что придется нам, украинском, ведь мы страна миролюбивая, в XXI веке столкнуться с этим на самом деле. Почувствовать каждой семье, многим мужчинам и женщинам, что такое ВОЙНА. Идет уже четвертый год, где воюют, калечатся, гибнут наши воины …

Многие из тех, которые защищали или продолжают борьбу еще и сегодня на востоке Украины, является жовкивчан. Более пятнадцати Героев мы уже потеряли. Большое количество как молодых, так и старших, которые шли добровольцами, вернулись искалеченными — не только физически, но и психологически. И сегодня задача тех, кто остался в тылу, — помочь, поддержать, понять, посоветовать, адаптировать ребят, мужей, отцов к жизни на мирной территории. Наш журнал продолжает знакомить читателя с бойцами, которые побывали в зоне АТО.
Сегодняшний наш собеседник — львовянин, майор полиции, начальник ОП Каменка-Бугского ОП ГУНП во Львовской области в Жовкве — Андрей Богданович Коцур.

Родился в с. Обильной-Русской в ​​семье обычных рабочих. Отец и мать более 35 лет трудились на заводе «Автопогрузчик». Долгое время работал оперативником уголовного розыска в львовских райотделах. Имеет два высших образования: педагогическое и юридическое, а еще он хороший специалист по изготовлению художественной мебели. Все, что сегодня, достиг своей собственной физическим трудом. Женат, воспитывает двух дочерей.

— Андрей Богданович, расскажите, пожалуйста, где Вы работали до начала АТО? Вы добровольно туда пошли, или руководство направило?
— В то время, когда в нашей стране началась война, я работал оперуполномоченным уголовного розыска в Шевченковском райотделе полиции г.. Львов. Перед руководством, а это был 2014, встал вопрос направить в зону АТО со Львовщины профессиональных работников, в соответствии с морально-волевых качеств. Но выбирать было не из кого, честно говоря, желающих оказалось нет. Из целого райотдела добровольно пошел один.

— Где вы географически находились в зоне проведения боевых действий?
— Географически вся Луганская и Донецкая области.

— А вы не боялись идти на войну, ехать в самое пекло. Ведь 2014 — это ожесточенные бои в Донецком аэропорту, трагедия в Зеленополье …
— Откровенно говоря, этот страх присутствовал больше дома. Потому что я уже имел жену, дочерей, отцов, которые, к тому же, имеют серьезные проблемы с сердцем. Так, мое трехмесячное пребывание на востоке Украины откликнулось полугодовым пребыванием матери в кардиологическом центре. Ведь я у родителей один.

— Что больше всего Вас поразило или запечатлелось в памяти в условиях военных действий?
— Как показывает практика, смерть всегда объединяет людей. Для меня непонятным является то, что большая часть жителей, живя там, пользуясь украинскими социальными услугами, отчасти, идет на подконтрольную сторону боевиков и стреляет оттуда по своим, а потом снова возвращается обратно в Украину. И живет, как будто ничего не было. Или же по ситуации на самой линии разграничения. Она очень трагична. Потому что брат убивает брата, мать или сестру. Возникает непонятная их мотивация. И большинство там людей нас просто ненавидит.

— Не планируете снова вернуться в зону АТО?
— Думаю постоянно. Но есть ряд причин. Первоначально все зависит от руководства. Мотивация такова, что здесь, в тылу, тоже идет своя-родная война. Ведь ежедневно кого обворовывают, убивают, насилуют … Если бы встал вопрос, что надо ехать, я бы не колебался.

— Помогает Вы своим собратьям, которые сейчас находятся там, на передовой?
— С первых дней и до сих пор мои девочки вместе с друзьями плетут сети, маскировочные халаты. Собирают различные передачи. Каждый сознательный человек, имея возможность, обязана помогать. И это не героическим поступком. Как гласит мудрая пословица: кто не кормит свою армию, то рано или поздно ему придется кормить чужую.

— Получаете ли Вы какие-то социальные гарантии сегодня от государства? Чувствуете поддержку на местном уровне?
— Проживаю я в Яворовском районе. От местных властей является постоянная поддержка на уровне области или государства. Я тем, честно говоря, не интересовался. Прошло более 3 лет, но я так и не обращался за земельным участком. Пожалуй, и не пойду. Я не за этим ехал в зону АТО.

— Чтобы Вы хотели посоветовать военным, которые сейчас находятся на передовой и вернувшиеся из зоны АТО?
— Я скорее обратился бы в органы местного самоуправления, чтобы они о них помнили, просто помогали психологически. Потому что очень трудно понять их нам, тем, кто там не был. Очень трудно переключиться. И если их еще не поддерживает семья, они просто срываются, что доказывает даже к трагическому финалу. А ребятам желаю возвращаться живыми.

— А как происходила Ваша адаптация к мирной жизни?
— Очень трудно. Я благодарю Бога, что имею семью. Это самая большая ценность.

— Спасибо за беседу.

Зоряна Гумницкая.