Головна Проблема Андрей Садовый: «Никаких заводов мы строить не будем …»

Андрей Садовый: «Никаких заводов мы строить не будем …»

224
0

Это выдержка из прямой речи Андрея Садового, председателя Львовского городского совета, на встрече с жителями села Грибовичи 18 июня 2006 года. И это выглядит на главную причину, по которой было отказано 43 фирмам, которые обращались с такой пропозциею к Львовской мэрии.

http://zik.ua/…/grybovychi_chy_opynytsya_ideya_zakryttya_zv…

А теперь подробно: «Я, собственно, сам попросился, чтобы с Вами встретиться. Поскольку проблема, которая у Вас есть — то есть не только Ваша проблема, то проблема всего города … ибо озеро гудронов или озеро концентрата — это вещь не очень хорошая и не очень приятная. Если сейчас не начать заниматься рекультивацией этого полигона, то будет беда на долгие годы для многих поколений. Именно поэтому я бы хотел, если, дай Бог, все будет нормально и будет возможность работать, навести здесь порядок.

Знаете, когда ты приезжаешь где-то за границу — или в Польшу, или в Чехию, или где-то дальше — там у них такие полигоны сделаны по всем нормам экологии — они не вредят, то есть все прессуется, стоят фильтры — то есть очень и очень серьезный подход! .. Так что я сейчас делаю: я выслушиваю все предложения, которые есть. Но тем всем иностранным фирмам, которые приходят и говорят: «Я хочу строить здесь завод» я отвечаю: «Спасибо, до свидания. Никаких заводов мы строить не будем. Потому что для того, чтобы строить заводы — следует сразу строить и онкодиспансеры для людей ». Единственное, что мы можем сделать — это так организовать работу, чтобы все здесь очень спресовувалося — чтобы не занимать больше нового места, а навести порядок с тем, что есть.

Потому, видим, чайки здесь летают … Я удивляюсь, как еще сюда не дошла санстанция … Птичий грипп здесь на каждом шагу. Не дай Бог, что случится — придут всех кур и гусей Вам порежут …

Я сейчас хочу, начиная со следующего месяца, активно взяться за рекультивацию этого полигона. Сейчас мы завозим землю — там 5000 тонн земли должно быть засыпано. Затем станция фильтрации должна строиться, далее — витягуватимемо озера гудронов.

Я заинтересован в этом — потому что все это переходит на Львов. Поэтому будем держаться вместе. Мы собираемся вкладывать сюда достаточно большие деньги и создавать новые рабочие места. Мы активно начали работать с Минэкономики и коммунальным департаментом Министерства строительства — чтобы взять с обоих министерств немножко денег для упомянутых нужд.

Но еще раз Вам говорю: ни одного завода мы здесь ставить не будем — только станцию сортировки (таких примеров в мире есть сотни). Еще хочу, чтобы мы договорились о том, чем город должен помочь Вам. Потому катастрофа — это не то, что новое привозится, а то — что старое лежит и некультивируемых. Этим надо заниматься! Это надо все уплотнять — наводить порядок ».

Можно лишь выдвигать версии, почему мэр был не заинтересован в построении мусороперерабатывающего завода.

В одной из последних речей Андрей Иванович заявил, что события в Грибовичах спровоцировала политическая партия в союзе с криминалом. Упс! Ни одна политическая партия не контролирует правоохранительные органы настолько, чтобы устраивать нелегальные мусоросортировочные станции просто в мусор-свалке. По утверждениям свидетелей, каждую ночь оттуда рассортированных забирали от 13 до 15 грузовиков. Сортировали мусор и цыгане, и местные жители, зарабатывая на этой работе большие деньги.

Доступ к ночным сортировщиков был настолько закрытым, что ни один журналист не толкнул бы туда свой нос под вечер, а тем более ночью.

Когда загорелся свалку, невыбранные мешки с Сортировка стали свидетельством работы нелегальных сортировочных станций. Они заснять журналистами одного из ведущих западно каналов.

А остатки воруют до сих пор неизвестны бомжеватые лица, активно выносят из зоны экологического бедствия несмотря на милицейские кордоны. Отсняли на видео, что осталось от нелегальной сортировочной станции, и активисты укропа:

 ttps: //www.youtube.com/watch? v = h0331536QH4 & feature = youtu.be

Гибель людей на свалке побудила говорить тех, для кого оно долгие годы был местом заработка, источником выживания. Общался с ними Игорь Муравский, депутат Жовкивского районного совета от партии УКРОП, председатель комиссии по экологии и защиты окружающей среды Жовкивской райсовета.

— Со Збиранка многие работало?

— Многие. Бутылки собирают пластмассовые.

— Хорошо зарабатывали?

— Сейчас килограмм меди до 85 грн. стоит на приемном. Только самой меди можно было собрать на 200 — 300 грн. Кроме латуни и алюминия. Люди работали и днем, и ночью.

— А сейчас работают?

— Нет, есть еще один обрыв. Работали цыгане. Они с той "свалки" и живут.

— Мы когда-то, как заехали, то было примерно 300 человек. Так и было?

— Да, да. Так и было. Они сами виноваты, что это так произошло. Потому что здесь всегда должна делаться площадка. Постоянно должна завозиться земля. Засыпаться, бульдозеры должны делать втрамбовку. И только потом засыпаться снова мусора.

— Там, наверное, уже все вычищено?

— Да, и свалка работает с 1959 года. Так же как то озеро мазута.

— Там тоже зарабатывали деньги?

— Да, мазут вывозили. А как вылило, то только под Малехив в гостиницу «Варшава», а то кислота какая! Насколько я знаю, на том озере зарабатывали большие деньги.

— Сколько?

— Не знаю. Но как мне говорили те ребята, что здесь работали, что с одной машины каждый человек имел тысячу гривен.

— А много было таких машин?

— Ну, из того, что я видел в сутки за ночь могло пойти 10-15 машин.

— Так что, они имели по 10 — 15 000 за ночь?

— Да, то простые было — рабочие, а считать тех, кто на том зарабатывал …

— А сейчас кто то все вытягивает со свалки рассортированных?

— Да, то люди с Збиранка, с Каменного, с Грибович, с Ямполя … Бомжи приходят. Милиция то все гоняет, потому что они идут до туда на обрыв, а то опасно. А бомжи что, пошли собрали себе мешок железа, 50 кг. А железо сейчас стоит более 2 гривны. Но, я сам ходил. Но милиция сейчас не пускает. Может и закроют то свалку, потому что люди с Малехова очень жалуются, что по экологии не все гладко.

Не все гладко в Малехове, Грибовичах и остальных сел из зоны риска еще с января 2016 года, когда из-за отбор гудронов прорвало дамбу и гектары земли залило водой с кислотными гудрон, когда выяснили, что инфильтраты сливают в канализационную систему Львова. Когда написали заявления в милицию. Укропивци тогда стучали во все двери, писали, обращались за помощью с трибуны Верховной Рады, давали запросы, пытались «пробиться» через СМИ. Андрей Садовый на вопрос о реальном положении с утечкой гудронов в зоне Грибович в программе «Львов вечерний» утверждал, что это пиар политической партии. Журналисты, выезжали на место трагедии, ужас. А люди там жили. Хотя вся рыба в окружающих водоемах вымерла.

Сегодня Андрей Иванович из-за пожара на свалке обращается, к Президенту Украины и Премьер-министру с просьбой об объявлении Львова, Малехова и Великих Грибович зоной чрезвычайной экологической ситуации. А она уже есть. С января. Если есть риск утечки гудронных и инфильтрат озер, то они уже произошли. В начале года. И это уголовная ответственность.

Стоит ли теперь из трагедии, унесшей жизни людей, строить себе спасительный лодка?

Наш корреспондент.