Головна Проблема Идем в Европу. Дойдем ли?

Идем в Европу. Дойдем ли?

180
0

В свое время Украинцы дали согласие на затягивание поясов в обмен на обещанные властями реформы. Все понимали экономическую ситуацию: государство на грани дефолта, но и военная агрессия северного соседа. Да, надо пережить шоковую терапию и надеяться на проведение решительной и быстрой модернизации экономики, внедрение европейских стандартов жизни. И лозунг "жить по-европейски" чиновники начали воплощать выборочно. Цены — европейские, тарифы на коммунальные услуги — заоблачные, а зарплаты — в тех же гривнах и девальвированы по отношению к доллару. Гривна обесценилась в три раза. При стремительном росте цен на все группы товаров, особенно на импортируемые, подорожании коммуналки — об увеличении доходов даже не идет речь, обещают минимальную зарплату поднять только в декабре и то на копейки. А как выживать рядовым украинском?

За 100 дней работы правительство отчиталось, что в условиях российской агрессии и потери экономики делает все возможное, чтобы Украина удержалась на плаву, и не занимается своими рейтингами, ни популярностью. Работы — более чем достаточно. Военные действия на Востоке, миллиардные расходы на армию, уничтожена инфраструктура, потеря территории и 20% экономики. А еще — энергетическая зависимость, закрытия российского рынка, миллиардные государственные долги и тяжелое наследство — тотальная коррупция в системе государственной власти. Все это далеко не весь перечень вызовов, которые, по словам чиновников, надо преодолевать вместе.

Такие проблемные экономические реалии понимает каждый Украинец. Вот только невдомек ему, почему весь груз украинская власть перекладывает на плечи простых людей. Эксперты анализируют последние новации власти и делают выводы, что правительство и парламент пошли протоптанной дорожке — обирать бедных и незащищенных.

Шоковым "сюрпризом" для Украинской стало решение НКРЕКП о повышении с 1 апреля тарифов на газ. Минимальная цена для населения вырастет в 3,3 раза — до 3 гривен 60 копеек за кубометр. Это если объемы потребления на протяжении отопительного сезона с 1 октября до 30 апреля составят 200 кубометров. В летний период, независимо от использования, будет действовать еще захмарниший тариф — 7 гривен 20 копеек. В апреле и сентябре вырастут тарифы на электроэнергию — и это еще не завершающий этап подорожания. Нас убеждают, что делают все возможное, чтобы довести тарифы до экономически обоснованного уровня, как в Европе. Тогда почему, согласно коммунальных услуг, не пытаются согласовать доходы населения? Ведь при таком уровне тарифов и средняя зарплата в Украине, согласно расчетам экспертов, должна составлять не менее как 15 000 гривен в месяц. С началом следующего отопительного сезона из-за подорожания тарифов существенно снизятся платежи. Многие окажется перед выбором — между добросовестной платой и покупкой продуктов. Даже заложенных в бюджете средств на субсидии не хватит для покрытия помощи на оплату коммунальных услуг малообеспеченным. Если за субсидией обратится каждая вторая семья, такой нагрузки не выдержат ни сами органы соцзащиты, ни бюджет. Конечно, не поднимать тарифы нельзя. Но нельзя и перегнуть палку, потому что эффект будет обратный. Это приведет к массовым неплатежам …

 И все, что сейчас вводится правительством, укладывается в формулу "по требованию МВФ". Специалисты Фонда не требуют конкретно повышать тарифы, продолжать пенсионный возраст или урезать пенсии работающим пенсионерам. МВФ как финансовая кредитная организация требует сбалансированности доходной и расходной частей государственного бюджета, анализирует и указывает на проблемные места. Кредиты можно давать и без резкого ухудшения социально-экономической ситуации. Но для этого нужны конкретные реформы. Шоковая терапия без наркоза, то, касается обычного части Украинской, а не отдельной олигархической касты, которая диктует свои правила игры на рынке. А державотворцы не применяется надлежащих регулирующих функций.

Галопирующая девальвация нашей национальной валюты с начала нынешнего года изрядно шокировала украинском. Каждый день люди наблюдали за курсом доллара, евро, ежесуточно на несколько гривен дорожали. Соответственно наши доходы каждый раз обесценивались. Когда иностранная валюта достигла максимальных показателей, правительство решило взяться за стабилизация, потому что понял, что надо принимать рычаги влияния на монетарную политику. Правда, наличные валютно-обменные операции перекочевали на черный рынок и по сей день процветают в менял. О хаосе на валютном рынке мы печатали материал в № 6 районной газеты от 12 февраля 2015

Чтобы спасти свои гривневые сбережения от обесценивания, люди массово решили вкладывать деньги в товар. Сначала раскупили бытовую технику, хозяйственные товары широкого потребления, а дальше начался ажиотаж на самые необходимые продукты питания. Мука, ​​сахар, масло, макароны, крупы — все сметали с полок магазинов или на рынке. И были правы, потому что за каждым новым завозом поставщики увеличивали цену. Некоторые обвинял ажиотажный спрос людей, мол, предприниматели на том греют руки. «Я могла купить масло по 23 грн за литр, а теперь вынуждена платить за нее более 30 грн., — Поделилась в супермаркете женщина, выбирали этот популярный продукт. — А вы говорите ажиотаж через людей. Население как-то хочет сделать запас по старым ценам ».

Понятно подорожание импортируемых товаров, так как они напрямую привязаны к курсу доллара, евро или злотого (это кофе, чай, заокеанские фрукты, бытовая химия и др.), А вот почему отечественные товаропроизводители так активно откликнулись на повышение цен — однозначных объяснений нет. Еще газ и электроэнергия не подорожали, а цифры на ценниках каждый раз увеличивались. Может, основной статьей расходов в себестоимости продукции стали транспортные услуги, выросли с подорожанием горючего? Мука, ​​хлеб, крупы росли в цене каждый день. В магазинах не успевали менять цены, конечно, в сторону роста. Предпринимателей пугали оптово-закупочные цены. Обесценивание гривни, ажиотажные настроения, неуправляемая ценовая политика легли на плечи рядовых украинском. Теперь их кошелек ради покупки продуктов первой группы необходимости мгновенно уменьшается, а покупок — нет.

Ульяна ЛАЩИВСЬКА.

(Продолжение следует).